В числе первых добровольцев PDF Печать E-mail
15.02.2013 12:23

Сегодня - День памяти воинов-интернационалистов в России
«Афганцы» - целое поколение честных и глубоко порядочных наших соотечественников, прошедших сквозь горнило той необъявленной войны. Один из них - председатель ветеранского движения «Боевое братство»
г. Жуков Игорь Лыгин, выполнявший воинский и интернациональный долг в составе 247-го отдельного ремонтно-восстановительного батальона.
…Подбитых танков на бесплодной земле  Афганистана - великое множество. В основном  это  Т-80, хотя иногда вперемешку с броневиками и самоходками попадаются и вконец проржавевшие, дырявые и обугленные советские «тридцатьчетверки». Десятки, сотни единиц брошенной на произвол боевой техники. Спустя двадцать с лишним лет после вывода советских войск из Афганистана так выглядят железные кладбища, и мертвые танки можно считать полноправными старожилами этой неласковой страны. А память, как и прежде, неотступно возвращает туда, в далекую бессмысленную войну…
Позже пришлось осмыслить жесткий и неоднозначный опыт Афганистана. Позади  - годы непонимания, равнодушия, позорного забытья и умалчивания. Остались прозрение и боль.  Что забыли мировые державы в нищем Афганистане? Сожженная солнцем земля не родит хлеба, чистая вода - на вес золота, а «львиная доля» ВВП всей страны - от продажи наркотиков… Это сейчас мы понимаем, что Афганистан - стратегически важная точка: мощные военные базы на этом «пятаке» обеспечивают влияние на обстановку в соседних государствах - Иране, Индии, Китае… Но тогда для 18-летнего парня в цветущие 80-е заграница  представлялась загадочной страной «Эльдорадо», манила романтикой и приключениями.
В военкомат Игорь Лыгин «сдался» по совести, чтобы не было стыдно перед младшим братом. Было это 10 ноября 1982 года, в прискорбный для всего Советского Союза день смерти Л. И. Брежнева. А  рапорт в «афганскую
команду» в числе первых добровольцев написал в учебке, когда  начал службу в одной из воинских частей г. Бердичева Житомирской области на Украине. Поначалу, когда спрашивали ребят об Афгане, поднимался лес рук, желания «откосить» ни у кого не было.  Еще не знали тогда неопытные юнцы о сухих похоронках «пал смертью храбрых, выполняя интернациональный долг», о рыдающих на могилах в безутешном горе матерей, о том, как десятки цинковых гробов каждый месяц улетали «грузом  200»  из Кабула  в Союз… Наши парни свято верили в то, что, помогая афганскому народу в борьбе за независимость, Советская Армия не только выполняла миротворческую миссию, но и защищала национальную безопасность Родины.
Май 83-го.  Пять суток  поездом до Ташкента.  Тщательная проверка биографических данных. И грузовым самолетом ИЛ-76 с военного аэродрома - в Афганистан. Через полтора часа очередное  пополнение из Союза встречал пепельно-желтый,  дышащий жаром Кабул. Объятая войной мусульманская страна, которую за все годы ее существования так и не удалось никому завоевать, жила по своим суровым законам. По их календарю это были 1362-1363 годы, то есть XIV век. Непонятная режущая ухо речь на пушту, пение муэдзинов по утрам, ужасные санитарные условия, молчаливые женщины в чадрах, не знающие своего возраста и не умеющие ни читать, ни писать чумазые ребятишки, убогие лачуги бедняков, обрабатывающих землю палками с привязанными к ним острыми камнями… И щемящее чувство досады и беспомощности перед  неприкрытой нищетой и горем пережившего революцию афганского народа.
- Наш батальон стоял в 12 километрах от Кабула по дороге на Джелалабад в Пули-Чархи, - рассказывает Игорь Лыгин.  - Рядом с нами дислоцировались  танковый полк и афганская армия.  Мы ремонтировали военную технику. Совершали марш-броски за подбитыми танками и бронетранспортерами. Возили  продовольствие. Параллельно строили завод… Изнуряющая дневная жара доходила порой до 67 градусов в тени, спрятаться от нее было некуда.  А ночи - резко холодные, с заморозками. Днем мы ходили с обнаженным торсом, а к вечеру надевали шинели. Каждую неделю - внутримышечные инъекции от целого букета смертельно опасных заболеваний и дезинфекция всей одежды от паразитов…  Помню, на территории части был  магазинчик. Продавали сигареты, сгущенку, галеты… Больше ничего там не было. Так что ели галеты со сгущенкой и запивали все это кипяченой водой с верблюжьей колючкой - кидали ее для обеззараживания… 
А  рядом в  горах шли бои. Да и на кишлаки частенько нападали банды,  их формировали в Пакистане. Так что смертельная опасность подстерегала на каждом шагу. И хотя непосредственно в боях мы не были, но приравниваемся  к участникам боевых действий.
Однажды из части сбежали два сослуживца.  Зачем и почему они ударились в бега, до сих пор неизвестно. Тогда  среди своих ходили упорные слухи о примерах, когда русские якобы командовали бандами душманов. Возможно,  парни поверили этому нелепому мифу, возможно, смалодушничали и хотели остаться в Афганистане, никто не знал. Но на поиски пропавших бросили 3 взвода.
- Километр за километром мы прочесывали местность. Шли колонной по одному. О подстерегающей нас опасности даже не догадывались. А душманы засели в «зеленке». Так мы называли огромные плантации виноградника. Мы разбрелись по густым зарослям, и вдруг кто-то закричал: «Духи!». Началась перестрелка. Завязался бой… Тогда мы потеряли четверых наших ребят. Как сейчас помню - Иван, Василий и два парня-национала. Только вот беглецов так и не  нашли.
Этот эпизод - один из самых ярких, засевший в памяти Игоря Лыгина на всю жизнь. Но потерь за 7 месяцев его службы в Афгане было немало. А автора этого материала шокировал вот такой случай:
- Мы стояли на посту.  Как обычно, сходились вместе и  расходились по разным углам охраняемой территории. И вдруг мимо уха просвистела пуля… Сообразил только по дырке в ангаре. Усиленный пост стал после того, как душманы вырезали ночью взвод солдат. Это было до нашего приезда. А стрелял снайпер, видимо, потому, что постовым в карауле курить запрещено. Все равно курили, тем более, что сигареты были всегда. Каждый месяц выдавали по
15 пачек  «ПАМИРа». Мы как раз прикурили и, видимо, нас засекли. Первый огонек - тебя засекают, второй - прицеливается, третий - стреляет.
Выстрел оказался точным, снайпер не рассчитал лишь время, и буквально одна-единственная секунда спасла жизнь младшему сержанту Лыгину.
Самым приятным стало, пожалуй, возвращение домой. Гражданский самолет, на котором наши воины летели обратно в Союз, взорвался громогласными криками «Ура!», когда тоненькая стюардесса сообщила, что воздушный лайнер пересек, наконец, границу. А ночное небо Самарканда  показалось до боли родным и близким.
Сейчас Игорь Лыгин - инженер КНИРТИ (на снимке слева). Работает на оборонку страны, принимает участие в разработке самолетов-невидимок. Подробности не раскрывает  -  эта информация  держится в строжайшем секрете. А свою детскую мечту - летать в поднебесье - осуществляет на аэродроме в подмосковном Дракино. Ведь он так и не стал летчиком. На вопрос: «Почему?» ответил, не стесняясь: «Да просто не понравился курс молодого бойца, когда  нас муштровали в Тамбовском высшем военном авиационном инженерном училище!».
Общественная работа в «Боевом братстве» приобрела социальную направленность. Это забота о семьях погибших  не только в афган-ской войне, но и в Чечне, и других горячих точках. Отрадно, что в последнее время отношение к этим людям стало коренным образом меняться.  Но  нет еще все-таки того достойного внимания и заботы, которые должны быть к воинам-интернационалистам. Социальных проблем у них - хоть отбавляй! И как никогда необходима сейчас консолидация всех ветеранов для детального разрешения наболевших вопросов.
Большие наработки у «Боевого братства» есть  по военно-патриотическому воспитанию молодежи. И, конечно, верность традициям. Одна из них - торжественный митинг на Аллее памяти нашим землякам - защитникам Отечества в  г. Жуков.
В этот раз после митинга все они организованно едут в Москву в Кремлевский Дворец съездов на концерт «Голубых беретов».

Светлана ПРЕМУДРОВА.