Наш человек в Охотном ряду

Геннадий Скляр: «Моя работа должна приносить конкретную пользу региону и избирателям»  В конце июля депутаты Госдумы завершили весеннюю сессию и ушли на каникулы. Сессия была очень напряженной – пленарные заседания часто длились с 10 утра до 8 вечера. С самого начала Дума декларировала принцип максимальной открытости в своей работе и ввела практику обсуждения резонансных законопроектов с избирателями.

Чем еще нынешний федеральный парламент отличается от своих предшественников? Какие из двухсот с лишним принятых законов можно отнести к наиболее важным? Почему в Охотном Ряду подчас не слышат голос регионов? Какие задачи будут стоять перед парламентариями в ближайший период? Об этом и многом другом мы решили побеседовать с депутатом Государственной Думы от нашей области Геннадием Скляром.

Дума — орган не только законодательный, но и представительный

- Геннадий Иванович, каковы ваши впечатления о завершившейся думской сессии? Как строится ваша депутатская работа? 

- В нынешнем составе Государственной Думы половина депутатов представляют одномандатные округа. Это очень важный момент. Я тоже был избран по одномандатному округу. Поэтому с самого начала своей депутатской деятельности руководствуюсь главным принципом: в парламенте я представляю интересы жителей области и моя работа должна принести им и региону в целом максимальную пользу.

Исходя из этого делаю все возможное, чтобы в каждом рассматриваемом законе, федеральной программе были учтены интересы нашей области. То же самое касается и межпарламентского сотрудничества.  Когда я встречаюсь со своими коллегами из других стран, то всегда рассказываю им о регионе, о нашем успешном опыте по привлечению инвестиций, оговариваю возможные ориентиры экономического сотрудничества. На мой взгляд, это крайне важно.

Надо сказать, что не все мои коллеги поступают аналогичным образом. Некоторые считают, что для депутатов Госдумы должны стоять общегосударственные или партийные интересы. Это мнение никто не ставит под сомнение. Но давайте вспомним, что Государственная Дума — это не только законодательный, но и представительный орган. Это означает, что я как депутат должен не только слышать и знать о всех проблемах своих сограждан, своих избирателей, но и участвовать в их решении. А они не всегда решаются с  помощью законов. Очень часто для решения тех или иных вопросов необходимо взаимодействовать с федеральным правительством, региональными властями, корпорациями. Это требует времени, знаний и сил.

Я уже отмечал, что законодательный процесс, беспрерывно проходящий в парламенте, также очень важен. При обсуждении любого важного закона или проекта программы всегда стараюсь узнать мнение и позицию калужан. К примеру, если обсуждаются законы в сфере энергетики, то я считаю обязательным услышать, что о нем думают профессионалы, те, кто работает в этой отрасли в нашем регионе. То же самое происходит в других сферах и отраслях.

- Можно сказать, что вы проповедуете командный принцип работы… 

- Абсолютно верно.

В последнее время много говорится и пишется о «команде губернатора Артамонова». Своей работой в Госдуме я стараюсь показать, что это не просто красивый лозунг или слова. 

Что понимается под командным принципом? Когда возникает какой-нибудь серьезный вопрос, то его надо решать, а не смотреть, к чьей компетенции он относится: федеральной, региональной или муниципальной. За год своей работы в федеральном парламенте я старался действовать именно так. Если перед областью стоит проблема, то депутат Госдумы во взаимодействии с губернатором, членами правительства, депутатами Законодательного Собрания, главами муниципалитетов должен найти способы ее решения.

У нас в регионе действительно действует эффективная команда, способная достигать результата. Из опыта своего общения с коллегами из других регионов могу сказать, что не везде дела обстоят так. Я был удивлен, что при недавнем обсуждении изменений в закон о статусе депутата Госдумы и члена Совета Федерации некоторые коллеги требовали законодательно прописать пункт о том, что депутаты должны иметь право первоочередного приема у главы исполнительной власти. Иными словами, кое-где депутат парламента от региона не может попасть к губернатору! Скажите, при таком подходе, подразумевающем полное отсутствие коммуникации, можно говорить об эффективном взаимодействии? Думаю, что ответ на этот вопрос очевиден.

У меня таких проблем, разумеется, нет. Еще раз подчеркну, я нахожусь на постоянной связи с губернатором, представителями областных министерств и ведомств, с коллегами-депутатами. Мы работаем все вместе, не считаясь, кто главный, а кто нет. И такой командный принцип дает результат. По многим позициям мы в стране находимся в числе передовых.

Законы с калужским интересом

- Геннадий Иванович, какие из законов, рассмотренных Госдумой за минувший год, вы бы отнесли к числу наиболее  важных? 

- Этот перечень достаточно широк. Напомню, что мы приняли закон, делающий приватизацию жилья бессрочной. Очень подробно обсуждали проблемы реновации в Москве. Кто-то наверняка скажет, что это чисто столичная проблема. Но в ближайшем будущем реновация может прийти в регионы, в том числе Калужскую область. Поэтому важно уже сейчас снять все проблемные моменты и устранить недоработки.

Впервые были проведены масштабные слушания, посвященные проблемам обманутых дольщиков, причем активное участие в них приняли сами граждане, пострадавшие от недобросовестных застройщиков. Отмечу, что мы и впредь намерены проводить депутатские слушания по наиболее актуальными вопросам.

Бурные дискуссии возникли среди депутатов при обсуждении вопроса о лесной амнистии. Это необходимо было сделать для того, чтобы навести порядок в сфере пользования лесами, не допустить их самовольного захвата. Поначалу три фракции выступили категорически против закона, внесенного правительством. Но фракция «Единая Россия», несмотря на то что обладает большинством, не стала его продавливать, а попыталась найти точки соприкосновения с другими фракциями. В дискуссии принял активное участие вице-премьер правительства Дмитрий Козак. Итогом обсуджения стало снятие всех разногласий, и важный закон был принят.

На мой взгляд, в данном конкретном случае Государственная Дума продемонстрировала новый принципиальный подход. Теперь не идет речь о том, что законы надо принимать в спешке, что называется, любой ценой. Есть твердое понимание, что прежде чем голосовать, нужно учесть мнение общественности и регионов, то есть детально разобраться. Более того, если видно, что ранее принятый закон неэффективен, то его действие правильнее приостановить, а не защищать мундир предыдущей Государственной Думы.

В думском комитете по энергетике, в который я вхожу, обсуждались назревшие проблемы реформы теплоснабжения. В итоге был принят закон, в котором, по моему мнению, появилась очень важная норма: теперь сам регион в праве принимать решение, когда ему нужно начинать реформу. Также был принят очень важный для нашей области закон об инновационных научно-технических центрах, или, как его еще называют, «региональных Сколково». Все хорошо знают, что в Калужской области существует очень много инновационных наработок, теперь появляется возможность претворить их в жизнь. Я, кстати, выступал с думской трибуны в поддержку данного закона.

- Вас вообще часто можно увидеть на думской трибуне? 

- Скажем так, я не рвусь туда исключительно ради того, чтобы попозировать перед телекамерами. Беру слово и выступаю в тех случаях, если хорошо понимаю суть вопроса и оцениваю проблему как  важную, когда чувствую, что мое мнение может стать весомым при принятии решений.

Хочу сказать, что у нас в Думе очень много времени тратится на дискуссии, которые ничем не заканчиваются. По сути дела, это выплеск эмоций, не более того. Считаю это серьезным недостатком.

Депутаты не должны тратить недопустимо много времени на мусорную корзину. Дискуссии, конечно, нужны, но они должны приводить к конкретным результатам. 

Если же говорить в целом, то за год своей работы депутаты Госдумы показали, что стараются не заниматься рутиной, а брать действительно острые проблемы.

- Геннадий Иванович, хочу вам описать конкретную ситуацию. Недавно в Износковском районе прошел ураган. На ликвидацию его последствий район попросил выделить деньги из резервного фонда. Но возникла неожиданная проблема. Оказывается, по закону определить, был ураган или нет, может только метеостанция. Она находится в Малоярославце. А там в этот день все было тихо и спокойно, поэтому справку о том, что в Износках бушевал ураган, не дают. В результате район не может получить деньги. Ну не абсурд? Как вообще можно принимать такие законы? 

В то же время Госдума обсуждает законопроект о запрете мата в семье. Согласитесь, это, наверное, не самая актуальная проблема. А законодательные инициативы регионов, касающиеся действительно актуальных проблем, не рассматриваются годами. Можно ли изменить эту ситуацию?

- Меня встревожило, когда я увидел, что 95 процентов законодательных инициатив, приходящих из регионов, практически тут же уходят в корзину. На мой взгляд, это неправильно.

Как изменить ситуацию? Я считаю, надо идти по пути усиления полномочий региональных органов власти. Всем понятно, что на федеральном уровне невозможно принять нормы, которые бы, к примеру, одинаково устраивали Якутию и Калужскую область. Надо не бояться давать больше полномочий регионам, давать им возможность самим разрабатывать механизмы определения разных ситуаций, чтобы не возникало ситуации, о которой вы рассказали.

Признаюсь, я вообще не понимаю, почему у нас чуть ли не любую возникшую проблему пытаются решать с помощью изменений в федеральный закон. У нас сегодня есть законы, в которые уже внесли около 300 изменений! Чтобы этого не было, еще раз повторюсь, надо дать регионам возможность самим разрабатывать ряд нормативов.

Что меня еще встревожило за год работ в Госдуме? По моему мнению, мы принимаем очень много законов и актов, носящих запретительный характер. Но те, кто думает, что с помощью запретов можно нормализовать жизнь в обществе, ошибаются. В конце концов весь отечественный опыт показывает, что у нас традиционная жесткость законов всегда компенсируется их неисполнением. По моему мнению, в Государственной Думе должна быть позитивная повестка дня. Нужно создавать условия для движения вперед, для развития страны.

Этим, кстати, очень выгодно отличается наша область. У нас, несмотря на все сложности, как раз-таки превалирует позитивный настрой. Постоянно выдвигаются различные инициативы, вокруг которых объединяются люди.

- Вы говорили о том, что в своей депутатской деятельности уделяете много внимания вопросам взаимодействия с госкорпорациями. Насколько важна эта работа? 

- Без всякого преувеличения, крайне важна. Приведу ряд конкретных примеров. Не так давно в Рособоронзаказе был принят ряд решений, которые мешали работать нашим оборонным предприятиям. Нам удалось обратить на это внимание руководства корпорации, и эти искусственные барьеры были сняты.

В Государственной Думе впервые прошли обсуждения ядерных энерготехнологий нового типа. Для Калужской области это очень важно, так как мы обладаем мощным научно-техническим потенциалом. Как известно, у нас в регионе нет своей генерации электроэнергии. Давно идут разговоры о том, что надо создавать новую распределительную энергетику. Но существующее законодательство этого не позволяет. К примеру, в Обнинске  создали малую теплоэлектростанцию, но у нее нет возможности войти в сети. Значит, мне как депутату надо обсуждать этот вопрос с отраслевиками, с федеральным министерством энергетики.

Вот недавно президенту продемонстрировали новый отечественный самолет для сельскохозяйственной отрасли. Для тех, кто не знает, скажу, что он будет собираться в обнинской «Технологии». Уже сейчас встает вопрос, как помочь этому самолету утвердиться на мировом рынке. В ходе своей поездки в Иран я обсуждал этот вопрос и увидел у иранцев интерес к нему (самолет как раз предназначен для стран с жарким климатом).

Сверяясь с блокнотом

- Геннадий Иванович, во время предвыборной кампании в ваш адрес поступало очень много просьб и наказов со стороны избирателей. Вы говорили, что все они занесены вами в виртуальную «записную книжку». Скажите, как часто за год вы в нее заглядывали и много ли пунктов за это время удалось вычеркнуть? 

- За год я побывал практически во всех районах. В ходе всех поездок я обсуждаю, как выполняются наказы избирателей, и испытываю большое удовлетворение, когда вижу, что есть движение вперед. Хочу еще раз заверить избирателей, что я всегда помню, что обещал и где необходима моя помощь как депутата.

Если есть хотя бы малейшая возможность встроиться в какую-либо федеральную программу или проект, мы это делаем. 

И благодаря этому решаем многие вопросы. К примеру, появилась программа «Городская среда», и мы, пусть и не сначала, но активно в нее включились и решаем вопросы с парком в Людинове или благоустройством Гурьяновского леса в Обнинске. Возьмем другую ситуацию. Сейчас определенные проблемы испытывают сельские Дома культуры. Но, к счастью, разработан партийный проект «Единой России», направленный на их поддержку. Естественно, мы будем добиваться, чтобы в него войти. И, например, по ферзиковскому Дому культуры у нас уже готова проектно-сметная документация. Одним словом, на федеральном уровне только появляется какая-нибудь программа, а я уже знаю, как и каким способом мы сможем в ней участвовать. Хочу подчеркнуть, что я нахожусь в тесном контакте с муниципалитетами. Если вижу какую-то проблему, то в первую очередь интересуюсь мнением местных властей по этому поводу. Мой принцип: все вопросы надо решать совместно.

- Депутатские каникулы будут недолгими. Уже очень скоро Государственная Дума соберется на осеннюю сессию. На ваш взгляд, каковы будут главные приоритеты в работе законодателей? 

- Уверен, что большое влияние на работу Думы окажут предстоящие президентские выборы. Уже сейчас идет формирование стратегии будущего правительства и в целом стратегия развития страны в условиях санкций, необходимости импортозамещения.

В этой ситуации Государственная Дума должна не заниматься мелочовкой, а также реализовывать стратегический курс, решать серьезные задачи. Я очень надеюсь, что данная позитивная повестка дня, серьезное обсуждение будущего социально-экономического развития страны станет главным вектором в деятельности Госдумы.

Персидский вектор

- А что привело вас в Иран? 

- Это был официальный визит, очень напряженный по графику и повестке. Я приехал в Иран для установления рабочих контактов по приглашению руководителя группы межпарламентского сотрудничества Иран — Россия и встречался не только с ним, но и с председателем комитета по энергетике местного парламента, и с советником председателя парламента по международным вопросам. Напомню читателям, что я являюсь руководителем парламентской группы дружбы «Россия — Иран». 

У наших стран есть множество перспектив для сотрудничества. Кроме строительства двух блоков АЭС сейчас стартует крупный проект с участием «Газпрома», начинающего в Иране освоение четырех газовых месторождений. Также в Тегеране я встретился с руководством крупнейшей иранской фармацевтической компании, у которой есть 20 заводов, научные лаборатории, центр клинических исследований. Они очень хотят выйти на российский рынок. Рядом с Тегераном создан фармкластер – там около 200 заводов, один из последних — как у нас «Ново Нордиск». Мы договорились о взаимодействии между нашими фармкластерами. Убежден, что мы найдем возможность продвигать нашу продукцию в Иране, а они у нас. Кстати, уже прорабатывается вопрос о побратимских отношениях между  Калужской областью и одной из провинций Ирана. 

Беседовали  Анри АМБАРЦУМЯН и Юрий РАСТОРГУЕВ.

Фото Алексея ГОРЮНОВА.

Оставить Ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*